«Причиной перемен стало стремление спасти бизнес»
Вице-президент по вопросам окружающей среды и ответственности UPM Сами Лундгрен — о том, как экологически устойчивая стратегия помогла крупнейшему производителю бумаги спасти бизнес и превратить 89% отходов производства в ценное сырье и востребованную продукцию
За 10 лет финская компания UPM прошла путь от крупнейшего производителя бумаги до диверсифицированного холдинга, который лишь на 45% опирается на продажи бумаги. Удержать лидерство на фоне кризиса и падающего рынка помогли, в том числе, инновационные продукты из отходов целлюлозно-бумажного производства.
Согласно индексу устойчивости Dow Jones 2017−2018, UPM признана самой ответственной компанией в лесоперерабатывающей и бумажной индустрии. Зачем вашей компании столь масштабная стратегия устойчивого развития?
— На самом деле, у нас вообще нет стратегии устойчивого развития. Всё, что касается социальной и экологической устойчивости, интегрировано в глобальную корпоративную стратегию Biofore — от понятий «экологически устойчивая продукция из биомассы» (bio) и «инновационные технологии (forefront) в лесной отрасли» (forest).

В рамках Biofore мы радикально изменили структуру компании, ее позиционирование и продуктовое портфолио. Вместо единой UPM возникли шесть независимых компаний, выпускающих продукты из древесного сырья: от фанеры и пиломатериалов — до биотоплива, композитов и химикатов на основе древесного сырья.

Причиной перемен стало стремление спасти бизнес. Мы были крупнейшей в мире компанией по производству полиграфической бумаги, когда в 2008 начался «цифровой бум» и спрос на наш основной продукт резко упал. Пришлось принять экстренные меры, чтобы не потерять бизнес в одночасье.
Почему курс на экологическую и социальную ответственность оказался спасительным?
— Применив принципы экономики замкнутого цикла, мы получили инновационные продукты из отходов производства. К примеру, отходы целлюлозно-бумажного комбината превращаются в биодизель. Окружающая среда выигрывает дважды: мусор становится полезным сырьем, а на 100% возобновляемое биотопливо снижает выбросы CO2 от работы транспорта на 82% по сравнению с ископаемым.

Другой инновацией стали биокомпозиты из отходов этикеточного производства, содержащих одновременно бумагу и полимер. Мы нашли способ перерабатывать их в очень прочную, долговечную террасную доску. Из золы, полученной от сжигания биомассы, мы производим регуляторы кислотности почвы, удобрения для лесов и даже строительные материалы.

В Финляндии налог на отходы, направляемые на свалку, составляет € 70 за тонну. Это хорошая мотивация для UPM: сегодня 89% отходов производства мы перерабатываем или используем повторно, а к 2030 год этот показатель должен достигнуть 100%.
— Насколько востребованы эти продукты из отходов производства?
Десять лет назад бумага составляла 80% всего, что мы производим. Сегодня ее доля — лишь 45%. Компания UPM Energy стала вторым по величине производителем электроэнергии из биомассы в Европе. Доля в общих продажах UPM Biorefining — компании, производящей биотопливо — выросла с 5% в 2008 году до 20% в 2017. Мы и сами его используем, 69% нашего топлива — возобновляемое.
— UPM ведет лесозаготовки в северном и южном полушариях, а бумага по-прежнему составляет 45% ее продаж. Как насчет экологичности этого типа продукции?
—  Мы всегда знаем о происхождении леса и не закупаем древесину, полученную путем вырубки тропических лесов. 100% наших собственных лесов и плантаций имеют экологическую сертификацию по стандартам Лесного попечительского совета (FSC) или PEFC. Это значит, что лесозаготовки ведутся ответственным путем — с восстановлением леса, защитой животного мира и редких экосистем, поддержкой местного населения, защитой прав коренных народов. Также совместно с FSC мы вот уже 20 лет реализуем глобальную программу по сохранению биоразнообразия.

Сегодня 85% всего древесного сырья, которое мы используем, сертифицировано по международным экостандартам. К 2030 году доля такого сырья возрастет до 100%. Все цели по экологии и социальной сфере, прогресс их выполнения у нас отражены в годовом отчете.
— Все продукты UPM имеют экологическую маркировку: FSC, PEFC, EU Ecolabel, China green label, Singapore green label. Важно ли это для конечного потребителя?
—  Нет, потребители не всегда ожидают именно таких сертифицированных продуктов. Но с каждым годом люди требуют от компаний все большей открытости: их интересуют цепочки поставок, данные о том, где и как производится тот или иной продукт.

Только в прошлом году мы получили от наших клиентов более 4000 вопросов, связанных с устойчивым развитием. Мы отвечаем на каждый из них — это часть нашей политики прозрачности по отношению к клиентам, к инвесторам, к медиа.
К 2030 году мы получим более 2 млрд новых потребителей, относящихся к среднему классу. Это создаст огромный спрос на все виды продуктов и сервисов
Но у каждой медали есть две стороны. В данном случае, обратная сторона — это дефицит ресурсов, изменение климата. Основываясь на принципах циклической экономики, биоэкономики, ответственного лесопользования, мы можем предложить устойчивые решения для растущего потребительского спроса.

Очень важно рассказывать об этом, просвещать людей как можно раньше. Бесполезно работать с людьми, которым уже 50−60 лет. Федерация финских лесопромышленников, в которой мы состоим, регулярно проводит экологические уроки, акции, конкурсы в школах и университетах. В просветительских проектах мы легко вступаем в сотрудничество с конкурентами, так как действуем в интересах всей индустрии.
— Вы работаете в 120 странах мира. Как в этих странах понимают устойчивое развитие?
— В Китае сейчас превыше всего аспекты безопасности продукта. У нас есть список из 5600 химикатов, которые мы вообще не используем, и для Китая это чрезвычайно важно. В Западной Европе, в Германии потребителей больше беспокоит происхождение древесины — она должна быть добыта не просто законным путем, но и с учетом принципов ответственного лесопользования. Если вы отправитесь в Южную Америку, в Африку, то там на первый план выйдут социальные темы — например, условия труда, безопасность на производстве.
—  Если бизнес компании не зависит от леса, стоит ли ей придерживаться принципов устойчивого развития?
— Не придерживаться их — значит тратить деньги впустую. Экономить энергию выгодно: в прошлом году мы сэкономили еще 5 миллионов евро на нашей программе энергоэффективности, хотя она существует с 1997 года. Иметь более высокий уровень безопасности выгодно: у нас около 20 000 сотрудников, и мы теряем в деньгах, когда люди получают травмы и не выходят на работу. Мы проработали этот вопрос, и частота травм на рабочем месте у нас снизилась в 5,5 раз за последние 10 лет.
— Значит, устойчивое развитие и правда спасло компанию?
— Акции нашей компании торгуются на рынке. Внутри корпорации возрастает доля бизнесов с сильным долгосрочным потенциалом. Главный индикатор успеха — евро, доллары, рубли — показывает постоянный рост.

Для инвесторов всё более важен и растущий авторитет UPM в сфере устойчивого развития. Два года назад UPM стала первой лесопромышленной компанией, приглашенной в объединение Клуб Лидеров Глобального договора ООН (Global Compact LEAD).

Также мы работаем в группе, разрабатывающей формат отчетности компаний в отношении ЦУР — задаем стандарты, и продумываем, как избежать спекуляций на этой теме. А совсем недавно наша компания появилась на огромном рекламном щите на Таймс-сквер, и мы не заплатили за это ни пенни — нас разместили бесплатно как лидеров устойчивого развития по NASDAQ. Приятный был сюрприз!